Как гулаг заложил мину под будущее россии_ история_ наука и техника_ lenta. ru ые деньги и любовь

Как гулаг заложил мину под будущее россии_ история_ наука и техника_ lenta. ru ые деньги и любовь


Зачем советской власти был нужен ГУЛАГ? Почему большинство его объектов находилось вблизи городов? Была ли экономически эффективна сталинская система принудительного труда? Есть ли будущее у российских городов и поселков, построенных руками заключенных? Об этом «Ленте. ру» рассказала доцент экономического факультета и старший научный сотрудник Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Татьяна Михайлова. «ГУЛАГ — явление городское»


«Лента. ру»: Многие считают, что главные подразделения ГУЛАГа располагались в основном на периферии СССР, в труднодоступных районах Сибири и Дальнего Востока. Но так ли было на самом деле?


Михайлова: Инфраструктура ГУЛАГа была

везде. Когда смотришь на ее географию, становится ясно, что главной задачей ГУЛАГа была помощь в строительстве промышленных объектов, которые возводились преимущественно в обжитых местах. Конечно, лагеря строились и в труднодоступных районах — именно для того, чтобы в дальнейшем эти районы развивать. Но до 70 процентов всех объектов ГУЛАГа располагалось вблизи крупных и средних городов. ГУЛАГ был городским явлением. В той же Москве руками заключенных построены не только все семь сталинских высоток, но и множество других зданий.


То есть ГУЛАГ предназначался не только для содержания заключенных вдали от населенных пунктов, чтобы они не сбежали, но и для использования их труда в экономических целях?


С момента своего создания система ГУЛАГа имела не только пенитенциарную функцию, но и хозяйственную. В постановлении Совета народных комиссаров СССР от 11 июля 1929 года «Об использовании труда уголовно-заключенных» есть прямое указание ОГПУ «расширить существующие и организовать новые исправительно-трудовые лагеря (на территории Ухты и других отдаленных районов) в целях колонизации этих районов и эксплуатации их природных богатств путем применения труда лишенных свободы».


Ухта — это нынешняя Республика Коми?


Да, но тогда это была территория Архангельской области, где и появились первые объекты ГУЛАГа. Поначалу они заполнялись крестьянами, раскулаченными в ходе коллективизации, но к ним быстро добавились другие «социально чуждые элементы». При сталинской индустриализации использование труда заключенных распространилось на всю советскую экономику.


Мотивация страха


Была ли в системе ГУЛАГа хоть какая-то экономическая эффективность?


Это очень сложный вопрос. Писательница Энн Эпплбаум, автор известной книги «ГУЛАГ: паутина большого террора», выступая в 2003 году с докладом в Гарвардском университете, с цифрами в руках показывала: полная стоимость строительства и содержания лагеря на Соловках, с зарплатами охраны примерно сопоставима с расходами на вольнонаемный труд. Хотя, конечно, сам труд заключенных был бесплатным. Также об экономике лагерей можно прочитать в книге Галины Ивановой «История ГУЛАГа». Впрочем, с научной точки зрения любые простые подсчеты некорректны.


Почему?


Где бы товарищ Сталин нашел 100 тысяч свободных рабочих рук, готовых строить плотину Рыбинского водохранилища или Беломоро-Балтийский канал? Среди местного населения столько людей на эти стройки не набрать, поэтому пришлось бы привлекать приезжих из других регионов с помощью длинного рубля. Кстати, в более поздние времена, когда осваивали Самотлор и строили БАМ, именно так и поступали. Поэтому нельзя говорить об эффективности ГУЛАГа, исходя только из сравнения расходов на содержание заключенных и средней зарплаты на воле.


А если сравнить производительность труда тех и других?


Конечно, производительность труда узников ГУЛАГа была значительно ниже, чем у вольнонаемных: зэков содержали в ужасных условиях, отвратительно кормили и мотивация была, мягко говоря, слабой.


Есть и другая сторона этого вопроса, о которой у нас мало кто задумывался. Из экономики труда нам известно, что уровень ожидаемой зарплаты на рынке рабочей силы и трудовая мотивация во многом определяются имеющимися альтернативами. Если обычный человек знает, что у него есть высокая вероятность попасть в существующую в стране обширную систему принудительного труда, это формирует у него не только политическую, но и экономическую лояльность.


Иными словами, угроза попасть в ГУЛАГ за малейшие проступки (опоздание на работу, брак в производстве) вырабатывала у свободных людей отрицательную мотивацию, заставляя их подстраиваться под существующие условия труда. Достоверно подсчитать влияние этого фактора на экономическую эффективность сталинской экономики очень трудно.


Сейчас некоторые пытаются оправдать существование ГУЛАГа тем, что с его помощью страна сэкономила много денег.


С одной стороны, это действительно так. Хотя те, кто так говорит, вряд ли согласились бы, чтобы так экономили за их счет. Использование бесплатного труда заключенных действительно освобождало финансовые ресурсы государства для инвестиций в физический капитал.


Но всегда ли были оправданы сталинские экономические проекты, создаваемые с помощью ГУЛАГа? Например, почти полностью построенная Трансполярная железная дорога, на которую были потрачены колоссальные финансовые и людские ресурсы, в результате оказалась невостребованной. Если какой-либо проект выгоден, то рыночная экономика всегда найдет для него наемную рабочую силу, а в административно-командной системе любой сомнительный и неэффективный замысел можно было реализовать силами заключенных. Разные судьбы Одессы и Новосибирска


В своей лекции в Сахаровском центре вы сказали, что география лагерей ГУЛАГа прямо соотносилась с картой плотности населения СССР.


ГУЛАГ выполнял две основные задачи: освоение труднодоступных территорий, обладающих значительными природными ресурсами (Архангельская область, Коми, Якутия, окрестности Магадана и другие), и обеспечение бесплатной рабочей силой новых промышленных площадок в обжитых местах. Именно в густонаселенных районах карта ГУЛАГа прямо соотносилась с плотностью населения, хотя были территории почти без лагерей.


Это где?


Западные регионы Белоруссии и Украины. С военно-стратегической точки зрения они считались уязвимыми, поэтому значительную часть производственно-промышленной базы располагали в глубине страны: в Центральной России и на Урале. География ГУЛАГа очень наглядно показывает приоритеты советской власти в освоении и развитии отдельных частей страны.


Например?


Возьмем два города: Одессу и Новосибирск. Дореволюционная Одесса была одним из крупнейших городов на юге Российской империи. В любой другой стране этот город развивался бы опережающими темпами, поскольку для этого были все основания: удачное географическое положение, крупный торговый порт, обслуживающий обширную густонаселенную территорию. Но советской власти Одесса была чужда своим вольным буржуазным духом, поэтому большевики с первых лет своего правления сознательно ее задвигали.


Как появились концлагеря и почему это может произойти вновь


То же самое касается Владивостока. Если Одесса так и не стала нашим Марселем, то из Владивостока не получился «русский Сан-Франциско», как ему предрекали еще сто лет назад. Вместо развития владивостокского порта, изначально ориентированного на внешний мир, при Сталине построили Магадан, куда со всей страны свозили заключенных для добычи золота и других полезных ископаемых.


Советская экономика была замкнутой, поэтому развивать прежние приграничные центры, которые в случае войны рискуют первыми достаться противнику, не было никакого резона. Приоритет отдавали городам в глубине страны: Свердловску, Новосибирску.


Новосибирск, кажется, вообще вырос из небольшой станции на Транссибе?


Понятно, что более или менее крупный город в этом месте, на пересечении Оби и Транссибирской магистрали, обязательно должен был возникнуть. Но то, что сейчас это один из крупнейших российских мегаполисов, — следствие волюнтаристских решений, принятых в сталинские времена.


Норильск тоже строили заключенные?


Конечно. На его примере хорошо видно, что гулаговская система была эффективна только на короткой дистанции и лишь для планового хозяйства. В долгосрочной перспективе и в условиях рыночной экономики построенная с помощью ГУЛАГа социально-экономическая инфраструктура оказалась совершенно неэффективной и обременительной для нашей страны.


И что же со всем этим делать?


Непонятно. Вот что делать с тем же самым Норильском? Содержать его дорого и неэффективно, заставить местное население платить за коммунальные услуги по рыночным ценам тоже невозможно — люди этого не потянут и попросту начнут замерзать. Уговорить их добровольно покинуть Норильск тоже трудно, так как любой город — это множество устоявшихся социальных связей. Насильно вывезти оттуда жителей тоже нельзя — слава богу, времена уже не те, да и «столыпинские» вагоны работают лишь в одну сторону. Эта проблема касается не только Норильска, но и других гулаговских мест — например, того же Магадана.


Города и поселки, построенные с помощью ГУЛАГа, не вписываются в современную рыночную экономику, поэтому они должны или сильно уменьшиться в размерах, или вообще исчезнуть с карты. По идее государство должно контролировать этот процесс: стимулировать переезд экономически активного населения и обеспечить всем необходимым тех, кто решил остаться.


А наше государство пытается этим заниматься?


К сожалению, у нас просто нет денег. Поэтому неизбежная оптимизация пространства сейчас происходит стихийно и часто с негативными социальными последствиями. ГУЛАГ — это мина замедленного действия под будущее России, которая уже сработала. Мы унаследовали от СССР искаженную географию размещения населения — и это наше проклятие на несколько поколений вперед.


Беседовал Андрей Мозжухин



Как гулаг заложил мину под будущее россии_ история_ наука и техника_ lenta. ru ые деньги и любовь

29.09.2016

Похожие записи

Copyright © 2014 - 2018 credits-dengi.ru. Контакты.
Яндекс.Метрика